Станислав Меланич (bloger_nasralny) wrote in vvv_ig,
Станислав Меланич
bloger_nasralny
vvv_ig

Categories:

Свобода слова в Украине. Легенды и мифы древней Укрии.


Далеко не сразу и далеко не до всех украинцев начинает доходить тот факт, что их, мягко говоря, поимели. И продолжают иметь несмотря на победившую революцію гідності. У некоторых начинают даже закрадываться крамольные мысли из серии "а тому ли я дала?" Вот явный и показательный пример - журналистка из Донецка, собственный корреспондент УНИАН по Донецкой области Елена Колгушева пишет открытое письмо коллегам:

"Именно сейчас, когда Донбасс, оккупированный террористами, Украина отрезает, как поражённую инфекцией часть своего организма, когда приходит окончательное понимание того, что я теряю свой дом,  в котором сегодня оставлено все, чем жила я и моя семья, мне угрожают увольнением с работы за правду. Хотят лишить меня работы тогда, когда я вынуждена из-за угрозы жизни мне и моей семье уже 7 месяцев не жить дома. Я работаю в УНИАН с 2000 года, и никогда не думала, что отдавая всю себя работе, столкнусь с тем, что меня будут унижать, цинично и подло принуждая к увольнению.

Я сама до сих пор не могу понять, когда попала в немилость к моему руководству, но точно знаю, что стало катализатором.

6 ноября на ленте УНИАН (для подписчиков) вышла моя информация о том, что террористы в Донецке отправляют деньги через «Ощадбанк» в Россию, причём речь шла об очень крупных суммах. О факте я узнала от своих источников в Донецке, в которых я уверена на 100%. Вообще свидетелями пересылки денег было сразу много людей (террористы не удосужились даже вывести посетителей из отделения банка, откуда пересылали наличные).

В отделении «Ощадбанка» по  ул. Гринкевича, 6, где это происходило, все наверняка было записано на камеры наблюдения, и при необходимости можно провести расследование, да только в оккупированном боевиками Донецке это сделать сегодня невозможно... Но не столько в этом суть моего письма.

Ту мою новость в УНИАН поставили и на сайт, то есть в общий доступ. На следующий день и на сайте, и на ленте УНИАН для подписчиков вышла новость с опровержением от «Ощадбанка». Правда, на сайте моя новость была откорректирована с учетом позиции банка, которая была высказана в последующей новости, написанной по всей видимости с пресс-релиза банка.

Скажу открыто - позиция банка хоть и понятна, но не уместна, так как в оккупированном Донецке сегодня не действуют украинские законы и прав тот, кто с оружием. В Донбассе ни для кого не секрет, что именно «Ощадбанк» - единственный работающий банк в регионе и что именно через его отделения в том числе и сепаратисты проводят финансовые операции. Новости об этом всплывают почти каждый день. Самым свежим сообщением на момент написания этого письма было вот это. Даже на сайте ДНР сообщалось, что в Донецке открыто 109 отделений этого банка и что именно ими нужно пользоваться.

Далее постараюсь максимально кратко и по сути.

Вечером 7 ноября я получаю сообщение от одного из моих региональных редакторов о том, что шеф-редактор УНИАН Михаил Ганницкий очень не доволен моей работой, хотел бы, чтобы я написала заявление об увольнении, и дал устное распоряжение игнорировать присылаемые мною новости - не публиковать их ни на сайте УНИАН, ни в ленте, которая доступна подписчикам.

Я написала Михаилу письмо с просьбой разъяснить ситуацию и продолжала работать. Несколько дней мои новости еще выходили, но как мне позже пояснили коллеги, просто банально не всех выпускающих и дежурных редакторов успели предупредить, что на мои новости был наложен запрет.

Ранее лично от Ганницкого, да и от выпускающих редакторов, я не слышала нареканий в свой адрес по поводу качества моих информаций, так же, как и на протяжении всех 14 лет при любом руководстве агентства. Были, конечно, рабочие моменты, согласования. Но, когда нас, собственных корреспондентов УНИАН, изредка приглашали в редакцию в Киев, я слышала только добрые слова в свой адрес, как относительно качества, так и количества моих информаций и статей.

Поговорить по сути с Ганницким у меня так и не вышло до сих пор — он игнорирует мои письма и призывы открыто разобраться с произошедшим.

Получается, несмотря на то, что я сейчас нахожусь, по сути, в изгнании, что у меня, возможно, уже нет дома и крова, что у меня девятилетняя дочка, что я каждый день с момента выезда из Донецка, несмотря на все лишения и трудности, продолжала работать, меня просто-напросто унижают, полностью игнорируя мою работу. Пытаются искусственно создать ситуацию, при которой возникнет повод меня уволить хоть за что-то.

Понимаю, что на агентство просто-напросто было оказано давление со стороны банка, а крайней оказалась я. Так решило руководство УНИАН в лице шеф-редактора Ганницкого. То есть, и сегодня все произошло в лучших традициях режима Януковича.

Что ж, уволиться я, конечно, могу. Но мне просто по-человечески больно и обидно. За то, как со мной обращается руководство агентства.

Так вышло, что сын у меня уже несколько лет учится в США. Он выиграл конкурс и поехал учиться по программе обмена в университет в штате Миссури. Когда мы (я с 9-летней дочерью и мужем, который тоже журналист и работает на сайте «Остров») были вынуждены еще в мае выехать из-за угроз  из Донецка, сын стал искать возможности помочь нам приехать и временно пожить у него.

Благодаря коллеге-собкору из Львова нас приютили в г. Буське в интернате для престарелых. Мы безмерно благодарны жителям Львовщины за то, что дали нам временный кров и возможность с мужем работать. Мы прожили на Львовщине 4 месяца, и уже собирались снимать какое-то жилье, когда сын сообщил, что нами заинтересовалась Школа журналистики его университета, попросили нас прочитать несколько лекций о ситуации в Украине. Ряд правозащитных и журналистских организаций оплатили нам перелет. Приняли нас очень радушно, с пониманием, везде встречали с уважением и заботой.

Я продолжала работать на агентство дистанционно все эти 7 месяцев, находясь вне дома, сохранив все источники информации, возможность звонить, переписываться, общаться в скайпе с людьми для подготовки качественных информаций для УНИАН.

Однако, не все могут побывать в шкуре донецких журналистов, понять, что такое работать 7 месяцев вне дома, будучи беженцем, при этом делать свое дело качественно. Мне нанесен удар в спину. Я, сообщив правду, теперь буду вынуждена в свои 50 лет искать работу. Это при том, что у меня несовершеннолетний ребенок и я по-прежнему вне родного дома.

Не хочу высокопарных слов, но все же: неужели все - и Майдан, и наши борьба, и надежды, действительно, были зря?..
"

Как говорил известный геополитический аналитик Черномырдин: "Отродясь такого не было и вот опять". Скачки на Майдане не помогли создать по настоящему правовое и цивилизованное государство о чем говорили и говорят скептики, только кто их будет слушать в условиях, когда все СМИ подконтрольны захватившей власть в Украине олигархии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments