Сидор Петров (cheytobot) wrote in vvv_ig,
Сидор Петров
cheytobot
vvv_ig

О тактике и стратегии

Я некоторое время назад рассказывал о проблемах с качеством прогнозирования в среде караул-патриотических и прочих популярных блогеров.

Считаю, для лучшего понимания происходящих процессов необходимо раскрыть тему на более фундаментальном уровне. Не буду заново рассказывать о всевозможных «прогнозах» и «аналитике». Не буду «прогнозировать» и «анализировать» сам. Расскажу о сути.

Чтобы правильно понимать происходящее (ну или как минимум оградить себя от неправильного понимания), необходимы две вещи:
- способность видеть не только то, что на поверхности, но и истинные причины происходящего;
- способность видеть не только прямые последствия происходящего, но и всю дальнейшую их цепочку на много шагов вперёд.

Бонусом идёт способность, даже если не видишь глубоких причин и далеко идущих последствий, то хотя бы понимать, что они всё равно есть и будут.

Когда вы способны видеть только то, что у вас под носом — вы «тактик». Да и то плохонький.
Когда вы видите всё в глубину и наперёд — вы стратег.
Чёткой границы нет, по мере того, как вы расширяете своё видение причин и следствий, вы плавно перемещаетесь с тактического уровня на стратегический.

События в мировой политике за последний год дают массу ярких примеров, где у кого «тактика», где «стратегия». Один из примеров разных уровней понимания ситуации привёл и Путин:

- Мне кажется, что всё-таки Доминик назвал украинский кризис как причину ухудшения международных отношений. Естественно, этот кризис является такой причиной, но всё-таки это не первопричина. Сам кризис на Украине – это производная от разбалансировки международных отношений.

Это он так мягко и отдалённо намекнул на то, что США потеряли берега («разбалансировка отношений») и начали творить дела, в итоге приведшие нас к текущей ситуации. Что вот это истинная причина, а не что «плохой Янукович» угнетал народ и в итоге вот - получилось.

Собственно, суть я уже обозначил — разный уровень мышления и понимания. Дальше приведу несколько примеров, как реальных, так и вымышленных. Примеры хорошего стратегического мышления за последний год чаще всего подавала Россия. А вот примером плохого тактического мышления в основном служили все те, кто собрался дружить против нас.

Возьмём что-то общее и отдалённое, например развитие российско-украинских отношений и политики украинского руководства «в целом». А «в целом» политика у них была одна — ситуативно кидать то Россию, то Запад, в зависимости от сиюминутных выгод, кто больше грошей даст. Надо понимать, что речь не о частном случае «Россия против Запада», а о подходе в целом. Вот есть две условно конфликтующие стороны, а между ними Украина. Как поведёт себя Украина в конфликте, в котором она сторонний наблюдатель, но имеет свои интересы в отношениях с каждой из сторон? Украина ради сиюминутной выгоды будет кидать одних в пользу других и наоборот. О далеко идущих последствиях ни одно украинское правительство не задумывалось. А последствия эти таковы, что Украину перестали считать субъектом политики (тем, с кем вместе «делают» политику), и стали считать объектом (тем, над кем «делают» политику, не спрашивая его мнения).

Совершенно противоположный пример подаёт Россия. Вот есть Израиль и Иран. Вот есть Турция и Сирия. Есть Армения и Азербайджан. Так или иначе Россия имеет свои интересы в отношениях с каждой из этих стран. Но страны между собой довольно жёстко конфликтуют. Никакого желания договариваться между собой у них нет. Но Россия каким-то чудесным образом поддерживает конструктивные отношения с каждой. Может не во всём и всегда сходимся, но конструктив есть всегда. Как это так удаётся? А очень просто — Россия не кидает ни одну из сторон в пользу другой ради сиюминутной выгоды.

Ведь даже ближайшие последствия таких действий очевидны — отношения с кинутыми будут испорчены сильно и надолго. Менее очевидно, что и особо фундаментального «улучшения» отношений с другой стороной конфликта также не произойдёт. Ведь если Россия уже надёжно рассорилась с той другой стороной, то зачем, мол, вы нам-то теперь нужны? Совсем уж мало кому понятно, что пока у России конструктивные отношения с каждой стороной, эти стороны гораздо больше склонны задумываться: а что, если Россия перестанет с ними разговаривать и подружится с противником? Ожидание неприятностей хуже самих неприятностей, как известно. Когда же они случились, переживать уже поздно — надо с ними просто справляться, а тому, кто «кинул» — больше не верить.

В том числе и поэтому Россию ни одна из указанных сторон никогда жёстко не посылает с её дипломатией — они понимают, что сейчас у них есть возможность договариваться хоть о чём-то, а посылами можно лишить себя этих возможностей. То есть — любые предложения Российских дипломатов обязательно будут рассмотрены и обсуждены, даже те, на которые страна не хотела бы соглашаться. Из вежливости придётся. Посылают «с их дипломатией» тех, о ком и так понятно, что договариваться бессмысленно — кинут. Вот например, когда Запад решил «изолировать» Россию, поехали американские дипломаты и даже сам Обамка по всему миру — «договариваться» об изоляции России. Что ответил Америке Китай на предложения не сотрудничать с этой плохой Россией в области газа? Что ответил Америке Иран на предложения не сотрудничать с этой плохой Россией в области нефти? Известно — что. Американцы ведь никогда не могли предположить, что окажутся в позиции просителя по отношению к Ирану или Китаю, а не в позиции того, кто отдаёт приказы и сыпет угрозами. И даже когда стало окончательно ясно, что Китай американских окриков больше не слушается (а произошло это не один год назад), американцы не сильно-то стремились налаживать с ним конструктивные отношения. Да и Иран упорно гнобили санкциями, и вокруг "неугодные режимы" расшатывали. И вот, пришла пора американцам напиться из заплёванного ими же колодца.

Другой пример, где проявилось стратегическое мышление нашего мудрого руководства — ситуация с «Мистралями».

Контракт изначально не просто на покупку — на передачу технологии строительства таких кораблей. По контракту половина корпуса строится в России. Разумеется, и оснащение корабля производится российским оборудованием и российскими технологиями - будь то хоть технологии заборостроения, они наши. Таким образом, окончательно собранный во Франции корабль — уже не чисто французская собственность, он наполовину российский. Не отдав корабль России, Франция не просто должна вернуть деньги и заплатить неустойку. Франция не просто нарушает договор — ведь можно вернуть деньги, заплатить неустойку и контракт, по сути, выполнен. В дополнение к риску лишь потерять деньги, Франция оказывается в ситуации, когда она своровала российскую собственность, а это уже совсем иной разговор. И плюс к тому, технология строительства уже, по сути, в руках российских специалистов, которые построили свою половину корабля и облазили вторую половину вдоль и поперёк. Бесплатно, хе-хе. При любом исходе Россия в плюсе, а Франция — в минусе. Ведь даже отдай они корабль, как договаривались, их западные друзья немедленно начнут их травить.

Тактическое близорукое мышление — это планы по принципу «если — то». В этом почему-то упорно обвиняют Россию иные караул-патриотические «аналитики» в интернете. Те, которые сами кроме линейных прогнозов никаких других не знают.
Стратегические замыслы не оперируют жёсткими зависимостями «если — то», при стратегическом подходе игроки стараются улучшить свои позиции «в целом». А это допускает и локальные «проигрыши», и размены позиций. Так, в шахматах игроки не пытаются пасти каждую конкретную фигуру противника — они рассматривают общую ситуацию на поле и стараются оставлять пространство для разных вариантов действий. Если же ставить свои планы в зависимость от конкретных фигур и ситуаций, то потеря этой единственной фигуры или проигрыш единственной ситуации рушат весь план.

Не будем корчить из себя многомудрых и велеречивых одесских писателей-фантастов, израильских политолухов или эмигрантов в Испанию. Многим читателям знакомы компьютерные игры стратегического жанра и близки и понятны примеры из этой области.

Возьмите какую-нибудь «Цивилизацию», «Старкрафт» или что угодно ещё. Как действует плохой игрок, если противник атакует его город, базу или войска? Плохой игрок зацикливается на сложившейся ситуации и только и может, что пытаться «спасти» атакованный объект, тем самым полностью теряя инициативу и лишь реагируя на действия противника. При этом — всё равно неся потери. А вот хороший игрок моментально оценивает текущую ситуацию и решает, имеет ли смысл пытаться спасти атакованное, или выгоднее самому нанести удар в другом месте, пока противник занят, и тем самым провести примерно равноценный размен позиций? Но чтобы иметь возможность принимать подобные решения, поле для них нужно подготовить заранее — провести разведку, знать где какие объекты противника, иметь подготовленные маршруты движения, располагать войска на карте так, чтобы у них была возможность быстрого реагирования и, таким образом, контроля обстановки в своей части карты. Думать надо наперёд.

Роликов на ютубе вдоволь, можете убедиться — это «Игра Эндера» уже сегодня. Даже в безнадёжных ситуациях бывалые старкрафтеры умудряются иметь шансы и действуют молниеносно.

И напоследок вымышленный пример, цель которого — продемонстрировать возможность поиска взаимовыгодных договоров и ситуаций, в которых выигрывают обе стороны и никто никого не кидает.

За основу возьмём реальный факт — газовый контракт России и Китая, который обсуждался долго и стороны никак не могли сойтись в цене. России хочется подороже, Китаю хочется подешевле. В поверхностном видении «экспертов» тут речь идёт просто о жадности. В более зрелом рассмотрении большая цена означает более широкие возможности для инвестиций и проектов в России. Меньшая цена означает, что будет более конкурентоспособной экономика Китая, так как меньшая цена энергии напрямую снижает себестоимость производства. Стороны переговоров не просто чего-то «хотят», им это действительно нужно.

Как нетрудно догадаться, при изменении цены в любую сторону неизменно выигрывает только одна сторона. Другая — теряет. Можно ли найти выход из этой ситуации? Разумеется.

Для Китая важна не столько цена газа, сколько конечная цена энергии. Но эффективность преобразования топлива в энергию — не константа. Повысив эффективность энергосистемы, можно получить больше энергии из того же объёма топлива и тем самым нивелировать более высокую цену. И разумеется, предлагая свою цену, Китай исходит из тех технологий выработки энергии, которыми он располагает. Более эффективных у него нет.

А у России, допустим, есть. Какие-нибудь паро-газовые турбины с большим КПД, чем просто газовые. Может быть предложить китайцам закупать наши турбины? Всё не так просто.

Население и объём экономики Китая на порядок больше, чем у России. Прямо пропорциональна и потребность в мощностях генерации энергии — в десять раз выше, грубо говоря. Российский производитель паро-газовых турбин не способен обеспечить нужный объём поставок в разумные сроки, нет мощностей — это раз. Даже расширение производственных мощностей займёт значительное время — это два. Некуда девать эти производственные мощности, когда основной спрос будет удовлетворён — это три. Китай попадает в зависимость не только от поставок топлива, но и от поставок турбин, ему это невыгодно — это четыре. Пытаясь выйти из этой зависимости, Китай неизбежно освоит технологию самостоятельно, пусть и путём копирования закупленной техники, нарушив при этом всевозможные интеллектуальные права и подорвав наполеоновские планы российских производителей по занятию китайского рынка, да и сам потеряет на этом время и деньги — это пять. В общем, «не всё так однозначно».

Что же делать? Продать китайцам не турбины, а саму технологию их производства. Да, вот так. Смысла прятать её в чулане нет — если Китаю она нужна, рано или поздно он её освоит, с нашей помощью или без. Причём — платя за газ низкую цену. Поэтому, чем Китай будет терять время, а Россия — деньги, проще передать эту технологию — естественно, не бесплатно. Разумеется, наладка местного производства новых турбин тоже не произойдёт моментально — и на этот срок российский производитель будет способен обеспечить пусть и не полный, но хоть какой-то объём поставок, чтобы начать модернизацию энергосистемы и получить опыт эксплуатации можно было незамедлительно.

Было — несхождение по цене, при котором неизбежно одна из сторон теряет.
Стало — Китай платит полную цену за газ, да в дополнение к этому платит ещё за новые турбины и технологию их производства, но полностью окупает все эти затраты благодаря модернизации своей энергосистемы. Выигрывают все.

Повторю: пример — вымышленный. Однако, я уверен, определённые вещи позволяет понять. И чтобы быть способным находить подобные решения, надо тоже видеть ситуацию глубже, чем просто «надо побольше содрать и посильнее кинуть сейчас, а там хоть трава не расти».

Так что смотрите на вещи правильно, проникайте мыслью прямо в суть событий, а с вами был я, до новых встреч.

P.S. А мудрость напоследок такая: «Если человека сто раз назвать свиньёй, то на сто первый раз он даст вам по морде».

Источик.
Немедленно добавить автора в друзья.

Tags: Внешняя политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments