Политрук поневоле (wonderbull) wrote in vvv_ig,
Политрук поневоле
wonderbull
vvv_ig

О "скощухе" и других важнейших проблемах

Статья «Халатность» слабенькая, но все-таки Сердюков — наконец-то подозреваемый. Похоже на то, что заказано:

Если данный кризис не найдет какого-то выхода, противоречия в обществе будут нарастать геометрически. Донести эту мысль до власти кто-то обязан. Лично я, например, готов оказать организаторам такого митинга любую возможную информационную, и посильную материальную поддержку. Пусть Сердюкову в суде даже не дадут этой пятерочки, если найдут как — но пусть он сидит на скамье подсудимых вместе со всеми, под камеры, передо всей страной. Посадить окажется не за что, пусть хоть в глаза добрым гражданам посмотрит.
Если так оно и будет (желательно конечно все же со сроком), а антикоррупционная кампания (явственно проступающая из посадок в регионах) будет последовательно продолжена, Политрук поневоле развалинами «мебельного комплекса Минобороны» останется в целом удовлетворен.

---

На фоне вновь вспыхивающих в медийном поле вокруг Путина разговоров о де-приватизации или «налоге на ветер» (т.е. на невообразимые сверхдоходы, полученные нынешними олигархами и элитарными группами всех сортов в результате т.н. «гайдаровской приватизации») запахло и разрешением еще одного застарелого конфликта в обществе. Это очень важная развилка: здесь и сейчас, по той или иной общеприемлемой схеме, может быть разрешена несправедливость, постоянно довлеющая над обществом до такой степени, что это мешает стране развиваться.

— Богатые у нас в глубине души понимают, что навсегда неправедно нажитое на фоне нищеты народной с ними не останется, и народ рано или поздно попробует вернуть свое.
— Население же чувствует себя горько и безусловно обманутым, и не верит не только в (хорошую, плохую ли) рыночную идеологию, но, вместе с ней, и в родную страну как таковую. Производительность труда у нас в стране ниже не потому, что компьютеры медленнее или люди безграмотней, а потому, что отношение к жизни в массах — «Хочешь жни, а хочешь куй», все как в худшие предзакатные годы Союза.
Если Путину в обозримом будущем хватит мудрости и смелости внятно, прицельно (скажем, в ближайшем Послании) выступить по этому вопросу, сделать его легальным для открытого общественного обсуждения, (причем, напомню, такие попытки им неоднократно предпринимались, почему-то не встречая горячей поддержки масс, без которой он вынужден был каждый раз отступать: имея непосредственную опору лишь в элите, трудно просить ее подвинуться), страна может вернуться в адекватное состояние в считаные месяцы. Бюджет наполнится нежданными отчислениями как раз к кризису, экономика станет привлекательней для инвестиций («мина экспроприации обезврежена» — собственность в безопасности, можно вкладывать), начнется реэмиграция «спокойного», в т.ч. «офшорного» капитала, бегущего с гиперволатильных западных рынков.

Под это же дело можно подверстать масштабную экономическую амнистию: патриотизация бизнеса и национализация элит немыслимы без возможности для этих элит легально (как вот Володин со своей дачей: кучеряво с вертолетика, конечно, но человек-то родом из майонезного бизнеса, — а майонез в Саратове вкусный! почему бы «дворец, пахнущий мылом «Эврика» не отгрохать, кому от этого хуже?) иметь здесь, на Родине, привычный им уровень жизни. Рублевки пер се недостаточно: для комфортной жизни состоятельной буржуазии требуется целая среда, — и вы удивитесь, сколько вокруг каждой российской агломерации может появиться своих Рублевок.

И, как показывает пример г-на Абрамовича на Чукотке и в Парке Горького, элитарии, нувориши они там или нет, вполне способны в какой-то мере облагораживать пространство вокруг себя, — особенно если иного пути для них по тем или иным причинам нет.

Сделать для них это вопросом личного престижа («я здесь живу, смотрите, какой у меня город») — и все дела. Напомню, именно по этому пути в свое время шла Европа, создававшая городскую среду на деньги местной буржуазии, побуждаемой чванством перед соседом.

---

Но самое главное — глобальная историческая несправедливость будет, наконец, заглажена. Памятник Гайдару из издевательского символа грабительского торжества людоедов (и здесь я предельно серьезен) постепенно превратится в глазах общества в памятник спорному лидеру трудных времен, погрузившему страну в огонь и гноище, но в конце концов давшего ей импульс к развитию.

Символически его можно уравновесить возвращением на Лубянку Дзержинского (площадь архитектурно буквально сверстана под «Железного Феликса»; я видел ее такой лишь раз, в детстве, но отчетливо помню: строго и умопомрачительно серьезно смотрелся фасад Лубянки с этим восклицательным знаком на постаменте, и будто высечено под ним: «ЧИСТЫЕ руки, ГОРЯЧЕЕ сердце» — то, чего так сейчас не хватает!).

Примирение придет через взаимное принятие: и тот спорный радикал, и тот — часть нашей общей истории, такой опасной на поворотах, что захватывает дух. Но есть же и Дух!

А дух этот — то Русью пахнет: бурлящей народной кровавою кашей, с кедровым орехом и с васильками, со степью, с Сибирью, со стужей и бедой, со страстью и войной, со всем сразу, полною ложкой, наотмашь, без меры, до упаду, пока не охренеешь.

Но ведь и притормозить где-то надо, не век же по кругу ходить, от разора до революции. Дайте людям пожить спокойно, верните им веру в порядок и справедливость.

Увы, проблема последствий приватизации уже неразрешима: слишком многое потеряно навсегда и должно быть отстроено заново.

Но добыть ресурсы на это новое строительство — задача посильная. И справедливо было бы получить их с тех, кто 20 лет безраздельно (и ох как не всегда социально-ответственно) распоряжался имуществом, по факту созданным усилием поколений наших общих предков на нашей общей земле, политой, по тем или иным поводам, общей кровью.

Гордиев узел «гайдаровской приватизации» вдвойне важно разрубить перед грядущей новой приватизацией: государство в нынешнем своем состоянии действительно объективно не может справиться со всей своей собственностью, особенно с малоприбыльной и постиндустриальной, год за годом омертвляя потенциалы роста. Так не победим. Но доверия к самому слову «приватизация» нет в такой степени, что при этом звуке у большинства россиян аж руки от злости трясутся.


Ну и, уж само собой, тот политик, который хоть в какой-то мере примирит стороны давнего поистине цивилизационного конфликта, — а это десятки миллионов людей с одной стороны, и тысячи с десятками миллиардов долларов с другой, — «сошьет Историю» и совершит подвиг.

Его имя будет вписано в Единый учебник госистории Евразии уже при жизни.

Как мог бы сказать мастер репризы Владимир Путин, «зуб даю на холодец».

Tags: Махатма Ганди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments