xs17 (xs17) wrote in vvv_ig,
xs17
xs17
vvv_ig

Categories:

Достойный сын отечества.

Когда началась война, киевлянину Косте Кравчуку было 10 лет.

Киев стал одной из первых целей немецких бомбардировщиков 22 июня. «Киев бомбили, нам объявили, что началася война»… Киев стал местом и одного из крупнейших поражений РККА 1941 года: Юго-Западный фронт, оборонявший город, был разгромлен. Командующий фронтом генерал-полковник М.П.Кирпонос и начальник штаба фронта генерал-майор В.И.Тупиков погибли в бою 20 сентября вместе со многими другими офицерами управления фронта. Днём позже в бою погиб и начальник Особого отдела фронта комиссар госбезопасности 3-го ранга А.Н.Михеев. Всего же безвозвратные потери РККА в Киевской оборонительной операции составили 627,8 тыс. человек.

В мать городов русских немцы вошли 19 сентября. Именно в этот день судьба пересекла путь Кости Кравчука с группой раненых красноармейцев, которые, не строя иллюзий по поводу своего будущего, передали ему на сохранение два боевых знамени.

Костя поначалу просто прикопал свёрток со знамёнами в саду, но обстановка в захваченном Киеве не была спокойной, да и ожидать скорого возвращения своих оснований не было. Немцы наводили новый порядок жёстко: киевские евреи почти сразу организованно переместились в Бабий Яр, через город тянулись колонны пленных, за которыми оставались трупы безжалостно застреленных конвоирами обессилевших красноармейцев. Костя решил спрятать знамёна понадёжней — и подальше от своего дома: он упаковал знамёна в холщовый мешок, тщательно осмолил его и спрятал в заброшенном колодце.
Убитые военнопленные на киевской улице. Фотограф 637-й пропагандистской роты 6-й армии Вермахта Йоханнес Хэле сделал этот снимок 1 октября 1941 года.


Хранить тайну — даже от матери — было, наверное, очень непросто. Особенно если учесть, что Костя рано остался без отца: он умер ещё до войны. Однако вплоть до освобождения Киева о знамёнах не узнал никто.

Костя периодически ходил к колодцу и проверял, на месте ли его клад. Однажды, уже в 1943 году, ему не повезло: он попал в облаву и был скоропостижно упакован в поезд, вывозивший украинскую молодёжь в Германию. С поезда ему повезло сбежать, но до родной Оболонской улицы он добрался уже после того, как Киев был освобождён Красной Армией.

А потом, после радостной встречи с матерью, отнёс знамёна 968 и 970 стрелковых полков в военную комендатуру.

Надо полагать, некоторое время ушло на проверку обстоятельств: не каждый день на стол коменданта ложится свёрток с боевыми реликвиями. Но 23 мая 1944 года на Костю были составлены наградные документы: за спасение Боевого Знамени в Советском Союзе полагалось награждение орденом. 31 мая о Косте Кравчуке доложили Сталину, а уже 1 июня был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Константина Кононовича Кравчука, 1931 года рождения, орденом Красного Знамени.

(картинки кликабельны)
Наградной лист на К.К.Кравчука и копия докладной записки Сталину.


О послевоенной судьбе К.К.Кравчука сведения скупы. Известно лишь, что он продолжил учёбу в Харьковском суворовском военном училище (созданное в 1943, в 1947 году было переведено в Киев), жил и работал в Киеве, на «Арсенале». Работал, очевидно, достойно: писали, что в 1970-х его грудь украсил второй орден Красного Знамени, на сей раз Трудового.
Костя Кравчук — самый юный кавалер ордена Красного Знамени в Советском Союзе.


PS: Советский школьник, украинец Костя Кравчук, хотя и был к началу оккупации Киева десяти лет от роду, явно понимал ценность вверенных ему знамён гораздо лучше современных (и, полагаю, существенно более взрослых) составителей Википедии, которые в посвящённой ему статье нелепо написали, что он «спас красноармейские знамёна, которые были очень важны», исказив к тому же его отчество.

Нет, не просто важны они были. Боевое Знамя части, что хорошо известно каждому отслужившему в армии, «является символом воинской чести, доблести и славы», и необходимость самоотверженно и мужественно защищать и оборонять главную реликвию любой войсковой части — Боевое Знамя, не допустить захвата его противником — прямо записана во всех Уставах, включая и ныне действующий. Утрата БЗЧ, как правило, приводила к расформированию части и разжалованию её командования; сохранение же Знамени, даже если погибал почти весь личный состав, было необходимым условием восстановления части. Судьба даже заслуженных гвардейских частей, утративших знамёна в тяжелейших боях (даже при том, что знамёна не были захвачены врагом; чаще всего они уничтожались или прятались погибавшей знамённой группой), решалась Ставкой ВГК индивидуально.

Да, Костя Кравчук не убивал врагов и не доставлял своим особо важные разведданные. Его подвиг был тихим и, как многим кажется, незаметным, негероическим. Но это был самый настоящий подвиг: достойный сын своей Родины уберёг её святыни от поругания врагом. А ведь всего-то и нужно было: не пройти мимо раненого красноармейца. И нестандартная запись в наградном листе в поле «Звание» — яркое отражение этого подвига. Подвига быть гражданином не «этой», не «той»; своей страны, страны наших.

Всегда есть что-то святое, до чего не могут, не должны дотрагиваться руки врага. Так было; так есть; так должно быть..
Взято у Гоблина

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments