Политрук поневоле (wonderbull) wrote in vvv_ig,
Политрук поневоле
wonderbull
vvv_ig

Большой Город и экономика гребаной цепи

«Как только в России появлялось печатное оборудование, на нем начинали печатать антиправительственные прокламации. Власти лавочку каждый раз закрывали. Вот почему полиграфия у нас в таком упадке».

Мнение не моё (услышал от одного старого, вдоль и поперек титулованного печатного дизайнера), но в целом исторически достоверное.

У нас люди часто относятся к работе, как к личной вотчине. Что охраняешь — то и имеешь. Журналист московского издания всю дорогу втайне воображает себя главной руководящей и направляющей силой общества, но вообще королем реальности считают себя и и рядовой диспетчер ЖЭКа, и охранник кабаре мадам Боннэр:

26.35 КБ

И все же журналист, особенно если он хоть раз в жизни написал «колонку» на «политическую» или «общественно-значимую» тему, считает себя солью земли в совершенно особом ключе. В частности, требует, чтобы все люди доброй воли поддерживали его творчество. Не просит, нет — требует. Потому что это Высокая Миссия, поддержать свободолюбивого журналиста трудовым (а лучше — нетрудовым, он длинее) рублем.

Между тем, требование это — тупая разводка. Что-то типа ритуальной формулы лохотронщика: «Кручу-верчу, запутать хочу». Кто сталкивался — знает, кто нет — принимает за чистую монету.

Рассмотрим, как это работает.

---

«Гребаной цепью» или «звеньями гребаной цепи» медиа-тусовка пышно именует серию скандалов с отставками глав и закрытием т.н. «свободных независимых СМИ».

Независимость эта — особого рода. На самом деле, эти СМИ создавались (или, как «БГ», спешно перепрофилировались в боевой листок из «лайфстайла») под конкретный краткосрочный политический проект майданного типа.

Проект, между тем, закончился. Элиты в какой-то степени замирились. К тому же, они испугались реального «просачивания» конфликта от мнительной и беспомощной аудитории «Дождя» и Фейсбука к менее управляемой и более резкой в порывах аудитории «МК» и вКонтакта.

Вот почему остатки выборного проекта пытаются свернуть по всему фронту, от КСО до сайтов и СМИ.

Генералы при этом уходят в тень сравнительно тихо: у кого «декрет», у кого «каминг-аут», у кого «золотой парашют», кто-то планирует «заниматься детьми» при государственных фондах. Шумно сопротивляются рядовые, не желая терять достаток: на выборных-то бюджетах да в мирное время жить, любо бы дорого.
Нынче разговоры о «Гребаной цепи» возобновились в связи с попыткой видного оппозиционера г-на Винокурова (на самом деле представляющего собой прокладку группы Кудрина для доступа к медиаактивам) перестать тратить на «радужный» Большой Город по 10 млн. рублей в месяц.

Случай это не первый, не пятый и не десятый: год закрываются то созданный беглым замминфинансов МО Носовым «Оупенспейс», то его краудсорсинговая наследница Кольта, то финансируемое Госдепом «Радио Свобода», то чернушная «Русская Жизнь», то прокремлевский Контр-ТВ. Тихо схлопнулся ряд СМИ поскромнее, закрылись одноразовые обнальные прачечные системы «ХипстерХиро» и твиттер-стори «;Я не Сахаров, но и я получаю гранты».

Собственно, каждый, хоть раз в жизни «делавший выборы», знает: сворачивание местных штабов — процесс болезненный, чреватый скандалами и утечками. Не стала исключением и текущая история. Жестко отнимаемые от груди, креаклы наболтали в фейсбуках много чего, на радость профильным по себе специалистам. Интересно, как именно граждане уговаривают окружающих спасти их доход: наибольшей симпатией в рядах властителей дум пользуется позиция «Собственник должен давать СМИ денег и не спрашивать, куда они уходят, потому что уходят они на Нашу-и-Вашу Свободу!».

Кроме того, много рассуждается о законах российского медийного рынка. Раз за разом уточняется объем протестной аудитории (т.н. «людей с прекрасными лицами»): заявлялось о 10% от 140 млн, о миллионе, о полумиллионе (кажется, цифра Сапрыкина) и, наконец, о реальных (на пике) 100.000 человек, готовых не то что платить за оппозиционные издания, но хотя бы регулярно просматривать их.

Причем совершенно понятно, что никакой условный читатель Кольты щелчком по баннеру с Кольты квартиры в престижной новостройке не купит. А традиционной для рунета рекламой Форекс, ММОРПГ, онлайн-казино и порносайтов «новые обличители» побрезгуют — чать, не Эхо. Т.е. перевод на окупаемость с рекламы в подобных СМИ может лишь маскировать схему их финансовой подпитки без надежды на коммерческий выхлоп.

Все остальное — мечтания воздушные, ничего, кроме желания много получать за нетрудное, под собой не имеющие.

---

О чем содержательном стоит подумать, наблюдая сие батальное полотно? Удобно зайти на тему с Ольшанского: и мяконький, как воробушек, и сидит невысоко его стиль мироощущения (при том, что сам он себя считает, кажется, «леваком») очень для либеральной медиа-тусовочки показателен.

63.67 КБ

Приятно видеть цифру «продаваемых голов» заниженной до полтинника: поистине, «мы здесь власть». И все же, проблема свободных СМИ, гражданского активизма, народной демократии и всего такого — не в том, что «умников в стране мало».

Проблема в том, что окормлять их с печатных трибун жаждет кратно больше журналистов, чем их нужно вообще на Россию, если не на всё СНГ. К тому же, все эти активисты и журналисты по совместительству являются еще и блогерами. А также ведут твиттер. И коуб. И тумблр. И вешают остроумные комментарии к подмеченным изъянам действительности в Инстаграмм. И сотрудничают со всем, готовыми с ними сотрудничать. Во сколько изданий одновременно и об одном и том же пишет, например, Олег Кашин?

В общем, все вокруг постоянно производят контент, вторично переработанный из одного и того же второсортного сырья (типа «Навальный в твиттере сообщил» или «Разоблачения в ЖЖ Лурье»), и разлитый в 10 упаковок. И вот уже отсюда проистекает дефицит: дефицит потребителя. Это не читателей мало — это пишущих переизбыток. Правильно говорит Топоров: «При Пушкине было 10 000 грамотных, из них сто писателей. Сто книг в год можно прочесть. А сейчас писатель опять-таки каждый сотый, а включая сетевых — и каждый двадцатый».
Дальше в дело вступает неумолимая экономика. В живой-то природе пропагандистский ресурс может существовать только на дотации. Причем, чтобы выжить, пропаганда должна — работать. А для этого она должна отвечать чаяниям аудитории, вызывая в ней резонанс и умело модулируя его. Так работают, например, российские телевизионные каналы.

Парадокс состоит в том, что спонсоры протестов, сами принадлежа к определенным эпохе и страте, раз за разом вербуют себе в команды носителей ценностей, ни с чем кроме себя самих не резонирующих. В штабах и редакциях оказываются умелые, даже блестящие пропагандисты, имеющие обширный опыт выступлений в сводных оркестрах Гусинского и Березовского под управлением Суркова-Павловского. Этот бэкграунд порождает цинизм исполнителей, для которых любые выборы, майданы и революции представляют собой не более чем «уборочную страду», итоги которой будут кормить счастливчиков до следующего избирательного цикла.


Поэтому они и борются так шумно за свои «выходные пособия». Поэтому и пытаются собрать напоследок денег не со спонсоров, так с сочувствующих, предлагая планктону почувствовать себя немного Винокуровыми, раз-другой оплатив «краудфандинг».

Естественно, что никакое «предвыборное СМИ», даже популярное у аудитории, не сможет существовать в режиме самоокупаемости. «Ну и товар эти ваши листовки, товарищи партизаны, еле распродал» — ситуация из анекдота. На практике так не бывает.




Впервые опубликовано в блоге «Политрук поневоле».
Tags: НКО, журналисты, уроки истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments