SerjPolotko (spolotko) wrote in vvv_ig,
SerjPolotko
spolotko
vvv_ig

Categories:

Отклики с «того света» или вспоминаем дело Магнитского

Клубок интриг, контрверсий и домыслов вокруг фонда Hermitage Capital, пропавших из госказны 5,4 миллиарда рублей, смерти Сергея Магнитского, реакции зарубежных политиков, «закона Магнитского» настолько сложен, что складывается впечатление, будто его намеренно запутывали и обременяли новыми никому ненужными, а порой и выдуманными подробностями, украшали конспирологическими теориями и безумными гипотезами в духе всемирного масонского заговора. Разобраться во всех деталях этого дела мне уже не представляется возможным, но еще раз проанализировать его основные составляющие все же стоит.

Для начала предлагаю поразмышлять над тем, кому была выгодна смерть Сергея Магнитского, но для этого нам придется сделать небольшой экскурс в историю вопроса. Итак…

В далеком 1995 году Сергей устраивается работать бухгалтером-аудитором (прошу заметить, юристом, как его называл в дальнейшем Билл Браудер – о нем позже, Магнитский не являлся) в компанию Firestone Duncan, основанную Джеймисоном Файерстоуном и Терри Данканом и занимающуюся налоговым консультированием и аудитом. Через год в 1996 году молодой американский банкир Уильям Браудер решает откусить кусок нещадно разворовываемого со всех сторон пирога под названием «Россия» и основывает инвестиционный фонд Hermitage Capital, который, чтобы продраться сквозь джунгли нашего сырого законодательства тех лет, нанимает сотрудников Firestone, среди которых был и Сергей. Первые годы сотрудничества Фонда с Firestone не ознаменованы сколь-нибудь примечательными событиями, в которых мелькала бы фамилия Магнитского, однако стоит сказать, что Hermitage Capital была достаточно успешной компанией, показывавшей прибыль в 34,5%. Успех предприятия крылся в тактике под названием «эффект Эрмитажа», когда для защиты своих инвестиций (это, как правило, были миноритарные пакеты акций в крупнейших компаниях страны, в том числе «Сбербанк», «Сургутнефтегаз» и др.) использовалось широчайшее медийное давление через ведущие бизнес издания, такие как WSJи FT, а также заведомо проигрышные судебные иски против компаний, проводивших невыгодную для Фонда акционерную политику, с целью очернения их репутации и отпугивания потенциальных клиентов. Более подробно тут. Кроме того Hermitage Capital занимался тем, что через перекрестное владение, когда 51% акций принадлежат компании, зарегистрированной в России, а остальные 49% - зарубежному офшору, как правило, на Кипре, приобретал сверхдоходные акции «Газпрома», которые до 2006 года по закону было запрещено покупать напрямую иностранцам. При этом для того, чтобы еще больше увеличить прибыль от своих операций Браудер, естественно не сам, а через своих налоговых консультантов, см. Магнитского, придумывает всевозможные способы, чтобы обхитрить нашу Федеральную налоговую службу (ФНС). Первый и самый распространенный способ – создание компаний в Калмыкии, которая на тот момент была оффшорной зоной (налоги взимались по минимальным ставкам), сочетаемое с приемом на работу инвалидов, что так же дает определенные налоговые льготы. По факту Браудер платил 5,5% вместо 35% и недоплатилв бюджет страны прикарманил около $150млн. 

Второй способ был апробирован через ООО «Камея». Эта фирма по документам была учреждена ООО«Байкал-М» и кипрским офшором «Joda limited» и занималась скупкой акций «Газпрома». После либерализации рынка в 2006 году единственным учредителем ООО «Камея» стал кипрский офшор, по указанию которого «Камея» перепродала все свои активы российских эмитентов другой кипрской компании — «Giggs enterprises limited», управляющим которой был глава Hermitage Capital. С этой операции в бюджет РФ было выплачено всего 5% налога, утверждает следствие. По закону ООО«Камея» должно было заплатить от 15 до 24% налогов. (По межправительственному договору об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром налог по ставке 5% действительно применяется. Но только в том случае, если операция носит характер международного сотрудничества, а иностранная компания, принимающая в ней участие, не имеет на территории России постоянно действующего офиса.) Полученные за акции деньги ООО «Камея» выплатило в виде дивидендов своему учредителю «Joda limited», руководителем которой также был Браудер.

По таким же схемам, разработанным аудитором Магнитским, действовали и другие компании: ООО «Парфенон», ООО «Махаон», ООО «Риленд» (П.М.Р.) и др. (Я специально остановился на этих трех, потому что весь дальнейший сыр-бор крутится вокруг них).

Откровенное разворовывание денег из казны не могло пройти незамеченным, и правоохранительные органы провели в июне 2007 года обыски в офисах Hermitage Capital и Firestone Duncan, изъяв учредительные документы и печати вышеуказанных компаний и начав следствие по делу о неуплате налогов, в рамках которого был также допрошен и Сергей Магнитский.

Дальнейшую историю различные источники рассказывают по-разному.

Согласно версии Браудера, сотрудники МВД в лице подполковника Артема Кузнецова и майора Павла Карпова перерегистрировали фирмы П.М.Р. на подставных лиц. Потом они подали фиктивные иски к уже своим компаниям на возмещение ущерба по ранее заключенным договорам на сумму 30,5 млрд рублей, с которой были уплачены налоги, ответчики (см. П.М.Р.) успешно проиграли эти искии получили основание для возврата из казны 5,4 млрд. рублей ($230млн.)ранее уплаченных налогов. С помощью купленных работников 25 и 28 инспекций ФНС (ИФНС) Кузнецов и Карпов за один день осуществили перевод средств (вообще заявки рассматриваются в течение месяца). А во всем этом их прикрывал некто Дмитрий Клюев, якобы владелец банков – Универсальный банк сбережений и Интеркоммерц, через которые проводились все расчеты.Сергей Магнитский же докопался до сути дела и, якобы, еще за 3 недели до начала реализации схемы предупредил органы о готовящейся афере. Однако власти его не послушали и оставили дело без внимания, что привело к хищению денег. Дальше началось расследование уже этого дела, в рамках которого в октябре 2008 (чуть меньше чем через год) был допрошен Магнитский, когда он дал официальные показания против сотрудников МВД и ИФНС. Но «скользкие» менты выкрутились, как утверждают пиарщики Браудера не в первый раз, и через месяц упрятали Сергея за решетку, где в течение года пытали, заставляя отказаться от показаний, но стойкий оловянный аудитор держался до последнего – до мучительной смерти в смирительной рубашке, наступившей 16 ноября 2009 года. Хочу заметить, что смерть действительно была трагичной, и я ни в коем случае не снимаю вину с правоохранительных органов за нее. Даже если он и умер от болезни, о которой никто не знал – вскрытие показало, что его сердце было увеличено в два раза, хотя он на сердце не жаловался – все равно это - трагическая ошибка органов, которые не провели качественного медицинского осмотра и не оказали своевременную помощь.

 Версия следствия намного сложней. Очень подробно со всеми ссылками, датами, номерами судебных исков и определений описано тут. Там 5 частей, огромное количество букв, написанных человеком близким к юриспруденции и бухучету, а посему с использованием лексики порой не всегда понятной обывателю. Также можно почитать вот эту статью, не такая обстоятельная, но все-таки интересная и содержательная. Я же, основываясь на указанных источниках и тех, которые я приведу ниже, постараюсь вкратце изложить суть дела.

Следственные органы изъяли в офисах Firestone Duncanи Hermitage Capital информацию, учредительные документы и печати (они в дальнейшем были заново изготовлены Магнитским) компаний, подозреваемых в неуплате налогов на огромные суммы. Браудер разглядел в этой ситуации прекрасную возможность обогатиться да еще и переложить вину на следствие: он поручает Магнитскому перерегистрировать фирмы на других собственников. Для этого Сергей через некоего Октая Гасанова (впоследствии трагически погибшего) связывается с Семеном Коробейниковым, реальным владельцем банка «Универсальный банк сбережений» (УБС), который ходил под крышей того самого Клюева. Они организуют «продажу» офшорных учредительных структур этих компаний Коробейникову – ООО «Плутон» и переводят фирмы в ИФНС 25 и 28, где у Коробейникова есть хорошие связи.Далее идет описанная мной выше схема с судебными исками. К компаниям подаются фиктивные иски о невыполнении обязательств по ранее заключенным договорам и нанесении ущерба на 30,5млрд рублей. Естественно иски Браудером (ответчиком) проигрываются, что автоматически дает основания для возврата ранее уплаченных налогов. (Поясню, налоги с суммы в 30,5млрд рублей, которая была задекларирована как прибыль, были уплачены, но, по решению суда, эту сумму Браудер должен возместить истцу в качестве погашения ущерба за невыполненные обязательства, а, следовательно, и налоги он может вернуть, так как де юре прибыли у него не было.) Далее происходят технические действия по возврату средств и переводу их на расчетные счета в банках Интеркоммерц и УБС. За три недели до этого, а именно 3 декабря, организовывая прикрытие для всей аферы, Браудер через своих юристов подает жалобу  а не заявление) на сотрудников, изъявших документы и печати в офисах Firestone и Hermitage. 13 декабря была сделана попытка подать заявление о хищении компаний, но не было представлено никаких подтверждений, что, естественно, привело к отказу в возбуждении дела.Первые доказательства адвокаты Браудера предоставили уже после перевода средств, а не за 3 недели, как говорится в пропагандистских фильмах о «Неприкасаемых», а первое принятое заявление было подано, внимание, аж 23 июля 2008 года и вовсе не Магнитским, а Полом Ренчем, директором HSBC Management Guernsey Limited, а по совместительству и подчиненным Браудера. Далее происходит допрос Магнитского, в котором он дает показания о том, как он самолично «раскрыл» схему, описанную в версии Браудера. Через месяц его, готовящегося к отъезду в Великобританию, видимо, чтобы предотвратить последующие тяжбы с Лондоном о выдаче преступника, закрывают в СИЗО, где он продолжает настаивать на своих показаниях, ожидая помощи от юристов Hermitage, все сотрудники которого благополучно покинули страну. Через год, 13 ноября было объявлено, что Магнитского никто не собирается выпускать из-под стражи, а еще через 3 дня у Сергея случается психоз, приведший к сердечному приступу и смерти. Погибает единственный имеющийся у следствиясвидетель и участник аферы (остальные либо скрылись, либо погибли при странных обстоятельствах) способный рассказать правду, что полностью развязывает руки Браудеру.

Так кому же все-таки была выгодна смерть Магнитского? Думаю выводы уже сделаны. Особенно если читатель все же осилил пять указанных мной частей феноменальной по сложности работы и увидел все технические нестыковки и нелогичность поступков команды Hermitage Capital.

На сегодняшний день эта история не потеряла актуальность исключительно благодаря тому, что Соединенные Штаты Америки превратили чисто экономическое и уголовное преступление в политических фарс международного масштаба, приняв «закон Магнитского». Почему этот шаг вызывает возмущение в Москве и зачем Вашингтон увязал его с отменой поправки Джексона-Вэника? Ответ на эти вопросы достаточно прост, стоит лишь принять во внимание некоторые политико-экономические аспекты.

От вступления России в ВТО США получили бы значительную выгоду в виде быстрорастущего рынка сбыта товаров, налогообложение которых происходит по правилам, установленным самими американцами, если бы не одно «но» - ограничения, наложенные еще во время холодной войныв качестве поправки к Закону о торговле США, предложенной Генри Джексоном и Чарльзом Вэником.  Вот ее в Вашингтоне и решили благополучно отменить «за давностью лети после смены политических реалий». Однако смириться с потерей инструмента давления на российский бизнес и политику UncleSam никак не смог, поэтому-то и рассматривались законопроекты единым пакетом. Как говорится, все гениальное – просто. Теперь развитие американского бизнеса, недавно еще агонизировавшего под пятой финансового кризиса, спровоцированного американскими же финансистами и банкирами, получило хороший стимулирующий импульс, и в то же время сохранился механизм, позволяющий контролировать доступ российских «нерукопожатных» бизнесменов и политиков к внутренней кухне Штатов. Можно уже сейчас представить себе ситуацию, когда обрадованный новыми возможностями бизнесмен из России, способный составить конкуренцию приближенному к власти коллеге из Штатов, либо попадает в «черный список» сам, либо же там оказывается чиновник, отвечающий за ту отрасль, в которой работает покусившийся на американское злато, и все – нет больше конкурента. Очевидно, что это не станет проблемой для мелкого предпринимателя – овчинка выделки не стоит, а вот удар по серьезной международной компании, в том числе и энергетической, можно нанести неслабый. Кстати говоря, не удивлюсь, если ради этого и быловсе затеяно, учитывая, что Вашингтон в ближайшие годы из импортера энергоресурсов станет экспортером. 

Реакция Европы, пляшущей под американскую дудку, объясняется еще легче – ЕС будет цепляться за любые возможность снизить свою зависимость от России в вопросах поставки энергоносителей. Хотя стоит отметить, делают в Европе это с большой опаской - а вдругничего не выйдет?

UPD P.S. Кстати говоря, стоит также заметить, что обвинения рукопожатных политиков и не только в том, что власти РФ спустили смерть Магнитского на тормозах, не имеют никаких оснований. Полетели головы почти двух десятков чиновников ФСИН и сотрудников тогда еще милиции.

 
Tags: Магнитский, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments