anubis_au (anubis_au) wrote in vvv_ig,
anubis_au
anubis_au
vvv_ig

Categories:

Как правильно вырвать из контекста

Сегодня слушал "Особое мнение" В. Милова и был приятно удивлен его трезвыми речами, что редкость на либеральном фронте. Милов возмущался ушатами помое, которые льет либеральный люд на православных и требовал это прекратить. Вечером же, зайдя на сайт Эха, вижу краткую аннотацию к "Особому мнению" Милова: "Я выступаю за освобождение всех неправосудно осужденных. Я не вижу никаких оснований делать больших исключений для Pussy Riot..." - Опа, дак, оказывается я что-то совсем иное слушал? Нет, действительно, это цитата Милова нещадно вырванная из контекста. Все интервью - здесь, я же приведу лишь контекст сказанного:



«А что касается девушек из Pussy Riot, да, я, действительно, высказал такую позицию открыто и вовсе не только потому, что там это не нравится избирателям. Мне лично очень не хочется политически становиться их сторонником. Я не хочу, чтобы на мне висел этот ярлык защитника Pussy Riot, потому что мне глубоко противна, в принципе, вся эта история. Да, я согласен, что их нужно освободить, но у нас в стране очень много людей сидит в тюрьме, которых нужно освободить и они неправосудно осуждены. И я думаю, что эта работа... Есть специальные люди, которые хотят этим заниматься, которые готовы оказывать неправосудно осужденным помощь. Я убежден в том, что дело Pussy Riot нужно перевести в такую юридико-техническую плоскость. Я категорически против его политизации, потому что мне кажется, что здоровые политические силы – они просто солидаризироваться с такими действиями не могут и не должны.

А.ГРЕБНЕВА: Это особое мнение Владимира Милова. Свои вопросы вы можете присылать на +7 985 970-45-45, также через сайт и через Twitter на аккаунт @vyzvon. Идет уже вовсю, туда-сюда прыгает кардиограмма эфира – вы можете соглашаться или нет с тем, что говорит Владимир Милов, лидер «Демократического выбора». Еще несколько вопросов по теме Pussy Riot.

В.МИЛОВ: Главная тема сегодня.

А.ГРЕБНЕВА: Ну, это очень важно и люди об этом спрашивают в том числе на сайте. Они не понимают. И, вот, допустим, я могу вам процитировать. Вы думаете, что я тут придумываю. Вот, Дифи11 на сайт нам прислал: «Как я понял, вы считаете, что защита Pussy Riot не находит поддержки у избирателя. Поэтому несмотря на то, что приговор незаконный, бороться за их освобождение не нужно. Возникает вопрос: политик должен провозглашать и делать то, что нравится избирателю, или у политика должны быть свои идеалы и принципы?»

В.МИЛОВ: Вот смотрите, мои идеалы и принципы диктуют мне, что я вообще не должен произносить ни одного слова в защиту этих девушек.

А.ГРЕБНЕВА: Но вы пишете статью на сайте православном «Отстаньте от религии». То есть вы, все-таки, если бы вы остались полностью нейтральным, но вы заняли позицию «Отстаньте от церкви» условно.

В.МИЛОВ: Да. И я эту статью, кстати, рекомендую всем прочитать, чтобы не было испорченного телефона. Эту статью я начинаю со слов о том, что я – светский человек и я не религиозный человек, я – принципиальный сторонник светского государства и отделения государства от церкви. Но мне категорически не нравится та антиправославная вакханалия, которая у нас развернулась в нашей либеральной интеллигентской городской среде. Я считаю это вредным. Мне уже надоело слушать эти оскорбления в адрес православных, которые совершенно незаслуженно льются. То есть на всех православных возлагают, как бы, в худших азиатских традициях вот эту коллективную ответственность.

А.ГРЕБНЕВА: Владимир, я не знаю, где вы слышали. Ответственность на всех православных никто не возлагает. В том числе...

В.МИЛОВ: Ну, Алин, вы ошибаетесь.

А.ГРЕБНЕВА: ...акция девушек из Pussy Riot, если вы знакомились с этим видео и слушали этот текст или читали, она была направлена против руководства церкви, и девушки возмущаются сращиванием церкви и государства, и власти с церковью.

В.МИЛОВ: Алин, что там возлагали или возлагают девушки – это отдельная история. Я сейчас говорю не о девушках, а я говорю о тех людях, которые причисляют себя к сторонникам этих девушек, которые, ну, просто тонны грязи вылили на православных и православие в последние месяцы, оскорбляя всех их, как бы, чохом, собирательным способом. И категорически мне это не нравится, потому что я знаю очень многих православных людей, которые недовольны и руководством церкви, и той линией поведения, которую верхушка РПЦ принимает, и хотели бы изменения в церкви, недовольные приговором Pussy Riot. Но они вынуждены терпеть вот эти оскорбления в свой адрес, которые огромное количество вот этих ретивых поклонников Pussy Riot на них выливает в последние месяцы. Я считаю, что эту вакханалию надо остановить.

А.ГРЕБНЕВА: Каким образом?

В.МИЛОВ: Ну вот я об этом написал.

А.ГРЕБНЕВА: То есть посадить на 2 года?

В.МИЛОВ: Нет. Вот смотрите, это такая, типичная ошибка. То есть либо мы очень любим Надю Толоконникову и компанию, и просто без них жить не можем, везде про них кричим и так далее. Либо посадить на 2 года. Алин, послушайте...

А.ГРЕБНЕВА: Но так и есть!

В.МИЛОВ: Нет.

А.ГРЕБНЕВА: Вот сейчас в стране так и произошло.

В.МИЛОВ: Алин, послушайте. Задумайтесь. Алина...

А.ГРЕБНЕВА: И вы либо за 2 года, либо вы за освобождение.

В.МИЛОВ: Вот это та логика, к сожалению, которую я слышу последние несколько месяцев, например, по «Эхо Москвы». Это абсолютно неправильная и извращенная логика понимания ситуации. Есть здоровая середина – сажать не надо, но любить этих девушек тоже не за что.

А.ГРЕБНЕВА: А никто не говорит, что их массово все любят.

В.МИЛОВ: К сожалению.

А.ГРЕБНЕВА: Вот я не знаю, вы не знакомились, видимо, с мнением, допустим, Людмилы Улицкой, которая говорит, что ей не нравится акция в Храме Христа Спасителя, она считает ее неэтичной, неправильной. Но при этом она поддерживает девушек в том смысле, что почему им за их выходку, которая, естественно, тянет только на административное нарушение по мнению Улицкой и многих защитников Pussy Riot, почему их должны сажать на 2 года. И в этом ключевом моменте вы, получается, все-таки, на стороне церкви оказываетесь.

В.МИЛОВ: Вы приводите в пример одно из довольно умеренных мнений, вот, Людмилы Улицкой, в частности, которые к огромному сожалению тонут вот в этом хоре агрессивных голосов о том, что «да вообще снести этот Храм, да вернуть там бассейн», ну и всякие прочие оскорбления, которые в адрес верующих, которые я здесь повторять не хочу.

Поймите, что есть золотая середина между посадить на 2 года и приласкать, приобнять и вознести на иконы. Вот, к сожалению, сегодня поляризация в обществе такова, что, действительно, видимо, раскололось общество на 2 лагеря – одно требует их как-то жестоко осудить, другие требуют там из них чуть ли не святых сделать. Это все неправильно (и та, и другая позиция), нужна умеренная здоровая позиция, которая говорит «Да, в тюрьму нельзя за такое сажать, в тюрьму надо сажать за убийства, там, насилие против личности и вот такого рода вещи». Но ничего хорошего эти девушки не сделали. Ни одного слова в их защиту нормальный человек произносить не должен – это должны юристы делать, которые, в принципе, должны заниматься освобождением всех неправосудно осужденных. У нас их десятки тысяч как минимум в стране, если не больше.

А.ГРЕБНЕВА: Все равно я, вот, честно вам говорю, не понимаю, почему Владимир Милов, оппозиционный политик считает для себя нормальным поддерживать и выступать в защиту Константина Крылова и при этом считает для себя нормальным говорить, что «нет, я против Pussy Riot».

В.МИЛОВ: Послушайте, а что, Константин Крылов какие-то такие, непотребные вещи совершал? Там, плясал в храме и какие-то выкрикивал слова?

А.ГРЕБНЕВА: Нет, он не плясал в храме.

В.МИЛОВ: Константин Крылов – это цивилизованный приличный человек, нормальный европейский политик, который за свои слова, высказывания, который находится абсолютно в цивилизованном русле... Вы знаете, за какую фразу ему шьют 282-ю статью? «Пора кончать с этой странной экономической моделью» - вот такая фраза. Абсолютно в ней нет ничего такого, за что вообще не то, что уголовное дело, а просто даже поругать на форуме не за что.

И, собственно, я не очень понимаю вашу аналогию. Если бы Константин Крылов плясал по храму, да?..

А.ГРЕБНЕВА: Нет, аналогия соразмерности наказания и заведения уголовного дела совершенным поступкам.

В.МИЛОВ: Ничего похожего поступку Pussy Riot Константин Крылов никогда не совершал. Еще раз, это цивилизованный европейский политик, который отстаивает свою линию, свои взгляды. И я категорически против того, чтобы политиков преследовали за их убеждения, за взгляды, которые находятся абсолютно в рамках правового поля. Вот и все.

А.ГРЕБНЕВА: Я пытаюсь вам объяснить, выступая невольно адвокатом Pussy Riot, что их судят...

В.МИЛОВ: Ну, вы пытаетесь отругать. У меня...

А.ГРЕБНЕВА: Нет, я не пытаюсь.

В.МИЛОВ: Алин, вы пытаетесь отругать меня за то, что я не люблю Pussy Riot. Ну, не люблю я их.

А.ГРЕБНЕВА: Нет, я пытаюсь понять. То есть вы просто в принципе их недолюбливаете, вне зависимости... Просто их же акция... Собственно, весь суд и весь процесс был выстроен, что это религиозный процесс. А девушки и их адвокаты пытались донести (уж насколько у них получилось), что их акция была политической. Что не против православия, не против церкви они выступали, а против политики – там, Путина они, все-таки, прогоняли, а не православную веру.

В.МИЛОВ: Алин, смотрите. Если ваш вопрос звучит так: «Надо ли девушек немедленно отпустить и еще и заплатить им компенсацию за то, что их неправомерно держали в тюрьме несколько месяцев?», мой ответ: «Конечно, да». Если ваш вопрос звучит так: «Готов ли политик Владимир Милов выступать в защиту этих девушек и где-то там бегать и чего-то требовать?» - нет, не готов. Желающих достаточно – я думаю, что пускай они работают.

А.ГРЕБНЕВА: Но условно их не отпустят, ну, представим такую ситуацию, пока политик Владимир Милов не выступит в их поддержку и защиту.

В.МИЛОВ: Нет, это вовсе не так. Политик Владимир Милов выступает за освобождение всех неправосудно осужденных. Я не вижу никаких оснований делать больших исключений для Pussy Riot. Любое слово, сказанное в их защиту, вот я внутренне это воспринимаю так, что я становлюсь на сторону их поступка. Я не хочу становиться на сторону их поступка. Это мое право. Насколько это, как бы, отзовется среди мнений избирателей, вот они потом на выборах в итоге и решат, кому это больше понравилось, кому меньше, в том числе и по этому поводу будут судить».



Кстати, обратите внимание на диаграмму эфира, как "за здравие" встретили лидера "демократического выбора", и как резко он сумел снизить свой рейтинг неприятными либеральному уху речами.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments